Звоните круглосуточно!
(812) 291-57-58
+7-901-307-04-96
Санкт-Петербург, Учительская, 14 к.2
Наши услуги
Обратная связь
Ваше имя:

E-mail:

Сообщение:

Slide background
Slide background
Slide background
Мы в ответе за тех, кого приручили? Размышления руководителя ветклиники

 

Как много братьев наших меньших существует рядом с нами, кто-то вместе, а кто-то – параллельно. Есть дикая природа, а в ней – дикие звери и птицы. Тут главное – не убий, да и вообще лучше не лезь! Когда-то маленькой девочкой я подобрала птенчика, выпавшего из гнезда, и пыталась «заботиться» о нем: совала ему в клюв крошки, тыкала в блюдечко с водой… Птенчик, конечно, сдох. Не надо было его подбирать, тогда он, может быть, и выжил бы. Но я была неразумным ребенком. Когда к нам в ветклинику приносят воронят и требуют срочно оказать помощь, взять на себя ответственность за них, то делают это взрослые люди,  человеки разумные. Вороненка где-то ждет мама, которая вполне может его защитить, даже на земле. При том, что вороны (как и голуби) являются источником самых опасных заболеваний, которыми могут заболеть как сотрудники клиники, так и наши «домашние» пациенты! То же касается случаев, когда приводят (как не боятся) огромных, взрослых псов, которые всю жизнь провели на улице и прекрасно (насколько это возможно) к ней адаптировались. Как такие люди представляют себе наши дальнейшие действия? Что мы со слезами умиления на глазах обнимем несчастную псину и обязательно оставим жить в нашей клинике? Будем кормить и лечить за свой счет, выделим отдельный кабинет для проживания? «Ну вы же ОБЯЗАНЫ помогать! Безобразие! Позор!» – возмущаются они, когда получают отказ. Все хотят быть добрыми за чужой счет! Приведите эту собаку к себе домой, раз вам так хочется! Или найдите приют, который действительно берется за содержание таких животных. Да и там ведь недолго продержат: стерилизуют и выпустят! Но они за это хотя бы помощь получают: от государства, от разных фондов!

Кстати, о фондах! Я человек в ветеринарии достаточно новый, может, чего-то еще недопонимаю.  Однако, будучи детским нейропсихологом, столкнулось с темой помощи детям с СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивностью)! О, какой там был Фонд: с участием правительства, съездами, грантами и шумихой в прессе! Потом все затихло и оказалось, что и диагноза такого не существует, по большому счету, а вся шумиха была нужна, чтобы протолкнуть на рынок дорогостоящее лекарство. Похожие, скажем так, проблемы существуют и в сфере «заботы» о животных, как я погляжу! Сидела у нас от одного фонда бездомная собака.  Назначения были от другой клиники, мы их только выполняли. Собачка была очень плоха, все ее жалели, собрали много денег на лечение. Но тут же образовался другой фонд, который решил «заботиться» о собачке. Что тут началось! И поливание всех и вся грязью в Интернете, и делегации, пытающиеся к собаке прорваться, и попытка ее украсть! Помню, как две группировки стоят на улице, вырывают друг у друга поводок, пытаясь перетянуть к себе умирающую собаку. Пришлось мне лично ее отбирать! Потом пошли какие-то угрозы семье и детям (!) кураторов. Собаку, в результате, отдали новому фонду, ее стали лечить на дому, где она и скончалась через сутки! Что тут скажешь? Я была в шоке! Ведь главное – это жизнь! Жизнь, которую просто отобрали у несчастного животного!

У клиники нашей, кстати, тоже есть фонд: стоит на стойке администратора коробочка, куда добрые люди что-нибудь, да кинут. Все деньги уходят по назначению (еще и свои добавляем), ведь нам постоянно кого-нибудь подкидывают под дверь, в основном котят. Кормим, лечим, пристраиваем. Вносим свою лепту в дело защиты несчастных. А те, кто нам их подкидывает, наверно, гордится собой: сделали доброе дело!

Что еще мы делаем хорошего для бездомышей? Стерилизуем, кастрируем со скидкой, передаем корм бесплатно. Держим со скидкой животных от фондов. Полюбили у нас сидеть шарпеи. Многим помогли: лечили, заботились. Не бесплатно, но мы же не государство, а предприятие, оказывающее платные услуги. В последнее время пошли у нас с шарпеями разногласия. Ну не можем мы взять в нашу гостиницу больное животное с подозрением на лишай, демодекоз и другие нехорошие инфекции! У нас в гостинице проживают здоровые, домашние животные, а в стационаре находятся животные после операции, для которых опасна малейшая инфекция! Из-за отказов начались какие-то нехорошие выпады в сторону нашей клиники: и врачи у нас неправильно ставят диагноз (собачка, де, абсолютно здорова, у нее просто аллергия, а не чесотка или лишай), а мы такие монстры!

Кстати, о монстрах! Целый месяц у нас просидела абсолютно неадекватная шарпеиха, которая кидалась на все, что движется, пыталась кусаться (иногда, к сожалению, удачно), разнесла своей мордой клетку и занимала, в результате, одна целый кабинет! Между собой-то кураторы обсуждали тот факт, что она «жрется», но нас даже не предупредили! Да, бедная, несчастная, слепая псина, но и бедные мы, наши девочки-фельдшеры, которым приходилось с ней гулять, кормить и заботиться! Теперь кураторы заявляют, что нашим врачам только попугаев можно доверить лечить, раз не смогли найти подход к бедной собачке! Опять мы в грязи! У нас кинологов нет, животное, тем более, злобное и огромное, должен держать хозяин на приеме или при проведении процедур! Врач лечит, а кинолог – отдельная профессия, на кинолога специально учат! Про попугайчиков как-то обидно! Хотя мы их тоже лечим, но только по пятницам, когда работает специалист по птицам, грызунам и экзотам!

Бедных, бездомных зверюшек жалко! Смотришь в их печальные глаза, и хочется всех забрать к себе домой! Но надо реально рассчитывать силы! Поэтому помогаем, чем можем и как можем, но если мы последнее отдадим и  по миру пойдем и будем сидеть где-то в переходе с протянутой лапой (рукой), то вряд ли этим сможем им помочь больше, чем сейчас!

И последнее! Столкнувшись (как ранее, так и, особенно, в последние несколько дней) с такой откровенной злобой, проявленной со стороны людей, «любящих» животных, начинаю сомневаться в справедливости выражения: «Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю животных»! Нет уж! Или ты любишь всех, а, значит, и себя, или ты не любишь никого! И тогда твоя помощь никому не нужна, ибо ни к чему хорошему она не приведет! Убедительная просьба: не доверяйте незарегистрированным, неофициальным Фондам “спасения собачек, кошечек, хомячков, жирафов и т.д.”! Чаще всего такие “фонды” (не имеющие даже расчетного счета, а только какой-нибудь Яндекс-Кошелек) – полный или частичный, но обман! Вам покажут фото животного, которое давно пристроено или “убежало по радуге” и попросят денег на его лечение или пристройство, в котором животное давно не нуждается! А даже если и нуждается, то вряд ли ваши деньги ему помогут! Вспомним, кстати историю годичной давности, когда собачек отправляли в финские семьи и собирали денюжку на их перевозку! Выкладывались фото счастливых песиков в ромашках на финских полянках, а потом их стали находить на границе с Финляндией, только с нашей стороны! Вот так пристроили! Просто выпустили в лес! Еще варианты “развода”: чеки, вам предъявляемые, могут быть просто липовыми, а если и настоящими, то, вполне возможно, что тот же корм или лекарство член фонда покупал своим питомцам. Зачем, кстати, той же Латифе, из-за которой весь сыр-бор разгорелся, покупали аж 9 таблеток глистогонного? Ей столько не съесть!!! Ну и еще одна схема (не последняя, естественно): те же чеки предъявляются потом в налоговой инспекции как доказательство благотворительной деятельности какого-нибудь дельца средней руки! И получается, что именно он – благодетель, а вовсе не безымянные добрые люди! Да еще и налог на прибыль удается снизить!
Жалко вам животных? Возьмите их к себе домой! Не можете – помогайте реально существующим приютам: деньгами, лекарствами, волонтерской работой! Вы всегда должны видеть и, так сказать, осязать своих подопечных и результаты своих усилий! В конце концов: накормите бродячую собаку, и мир станет светлее, и солнце ярче засияет, и еще на один день продлится чья-то, пусть и не очень счастливая, но все-таки, жизнь, в которой тоже есть свой особый смысл!

Кузнеченкова Светлана Олеговна, руководитель ветеринарной клиники Лаки

ЧАСТЬ 2. “Собаки лают. Караван идет…Размышления продолжаются”.

В ветеринарной клинике Лаки Латифа находилась в течение месяца на ПЕРЕДЕРЖКЕ после операции на веках, проведенной в клинике Ветзабота. Назначения лечащего врача Ветзаботы выполнялись.

О том, что собака сидела 2 года на цепи, кинолог с ней никогда не работал, а в Ростове на передержке она сидела в неотапливаемом помещении, и во время кормления к ней подходили, защищая ноги лопатой (пусть шарпей-команда предоставит переписку с Галиной) нас никто не предупреждал. Иначе мы сразу же отказались бы от содержания такой проблемной собаки. Старые шрамы на голове у собаки уже были. Это так же можно уточнить у владелицы из Ростова.

В клинике Лаки собака сидела в клетке, что было ей очень «не по душе». Поэтому клетку она всячески пыталась разломать: и головой, и когтями, что ей, в результате, удалось, но и прибавило царапин на голове, которые мы обрабатывали.

Сотрудники клиники заботились о Латифе в полном объеме: с ней гуляли 2 раза в день, кормили сухим кормом (размачивали при этом). В одно из кормлений наш фельдшер был укушен.

Мы неоднократно просили забрать Латифу, так как нам с ней не справиться. На это нас просили потерпеть. При этом собаку практически не навещали, всячески оттягивали приезд куратора, чтобы подержать собаку для проведения УЗИ, после чего Латифу обещали забрать!

Возможно, у Латифы имелось воспаление надкостницы, полученное ранее, но его не диагностировали в Ветзаботе, где собака проходила непосредственное лечение, ни, тем более в нашей клинике, в которой только выполнялись назначения. Осматривать и лечить Латифу кураторы не просили. Было сделано только УЗИ по желанию кураторов. Ни о каком тяжелом состоянии Латифы при заборе ее из клиники речи не шло!

На дому куратор Элеонора обнаружила, с ее слов, абсцесс, который и вскрыла самостоятельно в домашних условиях!!!! Мы предложили подъехать к нам, чтобы осмотреть и обработать, но Элеонора отказалась.  И если теперь и есть какие-то последствия, то эти вопросы – не к нам!

Так же по поводу диагноза переостит, который мы, якобы не заметили! Переостит не заметить сложно: раздувается пол-головы и животное ничего не ест! Латифа питалась нормально, и ничего у нее не раздувалось! Так же для постановки диагноза необходим рентгеновский снимок. Хотелось бы его увидеть. На глазок (как это сделали в ветгаранте) такой диагноз не ставится.

И вот итог: разломанная клетка (4000), укушенный сотрудник и, самое главное: непрекращающиеся нападки со стороны шарпей-команды, вплоть до оскорблений и угроз! Счет за клетку (хотя бы по остаточной стоимости) нам выставить некому, ведь фонд шарпеев существует только ВКонтакте и не является официально зарегистрированной НКО (некоммерческой организацией). Фонд не имеет расчетного счета, не сдает отчетность в соответствующие органы и не имеет никакого права СОБИРАТЬ У ЛЮДЕЙ ДЕНЬГИ!!!

Последнее. Директор клиники – не ветеринар!!!! А! О! Ужас! «У белой женщины – черный ребенок»!!!! Кошмар!  Тут даже не знаешь, что сказать! У нас есть главный врач, к нему, кстати, можете обратиться (зачем, только?).

На ТВ тут кто-то предлагает обратиться! Ну давайте! Мы все-все расскажем честно! Тут неизвестно: кого больше надо жалеть: клинику Лаки или Латифу! Ну уж явно не фонд шарпеев, который даже и не существует!!!

Самое правильное сейчас – не обращать внимания на подобные выпады и грязные домыслы в сторону клиники Лаки. Мы работали и будем работать: помогать животным быть здоровыми и радовать хозяев долгими, счастливыми совместными годами! Собаки лают – караван идет!

Директор (не ветеринар) клиники Лаки Кузнеченкова Светлана Олеговна